DERUSDEUTSCH

Нина Пуляхина-Манизер: русская душа и немецкая фамилия

Нина Пуляхина-Манизер: русская душа и немецкая фамилия

Демонстрация фрагментов коллекций, посвященных К. Малевичу, на конференции о костюме, проводимой Российской академией художеств. Москва 2019 г. В центре автор - Нина Пуляхина-Манизер

Международный союз немецкой культуры организовал ряд проектов, посвященных известной художественной династии Манизер, основателем которой был живописец Генрих Манизер, имевший немецкие корни. Среди этих проектов выставки в Омске и Москве, а также издание каталога «Гуго Манизер» и альбома «Манизер. Династия художников» на русском и немецком языках. Автор книг – жена Гуго Матвеевича, заслуженный художник Российской Федерации Нина Пуляхина-Манизер. О жизни в уникальной семье, своем творчестве и продолжении знаменитой династии Нина Леонидовна рассказала в интервью RusDeutsch.

Как произошло Ваше знакомство с Гуго Манизером? Как началась история вашей любви?

Для меня это любовь с первого взгляда. Был 67-й год, я поступила в Текстильный институт на факультет прикладного искусства. Тогда были нередки массовые культпоходы в музеи, театры, кино. И как-то наш факультет отправился в клуб на фильм «Ключ».

Гуго Манизер в мастерской. 1971 г. Москва

Гуго Манизер в мастерской. 1971 г. Москва

Мы ждали начала фильма, и вдруг я увидела необыкновенно красивого загорелого мужчину, идущего по проходу кинозала, и мне захотелось, чтобы его место оказалось рядом со мной. Мы изредка виделись на факультете. Я училась на дневном отделении, а он преподавал у вечерников. При встрече мы всегда обменивались взглядами, здоровались и не больше. Наша дочь называет начало нашей истории любви «Роман во взглядах».

Сложно ли было войти в знаменитую семью? Как складывались Ваши отношения с родными Гуго Матвеевича?

Я не задумывалась об этом, все члены семьи приняли меня приветливо, Гуго на первом свидании познакомил меня с мамой, скульптором Еленой Александровной Янсон-Манизер, и она очень тепло ко мне отнеслась. Некоторое смущение я, конечно, испытывала, что вполне естественно для любого человека, попадающего в новую обстановку.

Основатели династии художников Манизер: Генрих и Стелла.<br> Фото слева: Генрих Манизер. С.С. Манизер за работой. 1895. <br>Холст, масло. ( портрет жены, матери Матвея).<br>Фото справа: Генрих Манизер. Санкт-Петербург. 1900-е

Основатели династии художников Манизер: Генрих и Стелла.
Фото слева: Генрих Манизер. С.С. Манизер за работой. 1895.
Холст, масло. ( портрет жены, матери Матвея).
Фото справа: Генрих Манизер. Санкт-Петербург. 1900-е

Сейчас очень жалею, что не расспрашивала Елену Александровну о ее интереснейшей жизни, творчестве, балете, общении с великими балеринами Галиной Улановой и Майей Плисецкой. По молодости лет я не понимала, как много может дать общение с таким человеком, и старалась не докучать ей, постоянно занятой работой над скульптурами.

Фото слева: Елена Янсон-Манизер. Г.Уланова. «Лебедь».1946. Фарфор. <br>Фото справа:  Елена Янсон-Манизер за работой. 1950-е

Фото слева: Елена Янсон-Манизер. Г.Уланова. «Лебедь».1946. Фарфор.
Фото справа: Елена Янсон-Манизер за работой. 1950-е

Мои родители сначала были против нашего брака, их смущала разница в возрасте – 22 года, ведь они были ровесниками. Но узнав Гуго, полюбили его.

Мы же никогда не чувствовали возрастную дистанцию. У нас были общие интересы, Гуго и я всегда смотрели, как говорят сейчас, в одну сторону и прожили почти полвека счастливой жизни во взаимной любви.

Как Гуго Матвеевич относился к Вашему творчеству? Он был строгим критиком?

Он никогда меня не критиковал. И то, что я делала, ему нравилось. Гуго не любил творчество Казимира Малевича. Но мне он как-то сказал: «Знаешь, в твоих работах я могу его принять».

На Ваши работы большое влияние оказал русский авангард. Три коллекции Вы посвятили Казимиру Малевичу. Что Вас заинтересовало в его творчестве?

Еще со времен учебы в институте меня привлекал в костюме минимализм. Я не люблю изобилие деталей – рюшей, оборок, карманов – всего этого нагромождения, которое часто разрушает форму костюма. Мне очень повезло. У нас были прекрасные педагоги, которые учили понимать, что такое форма и образ в костюме и как важно при работе над коллекцией добиваться, чтобы она не превратилась в набор случайных элементов. В коллекции должно быть, помимо образного решения, еще и «стройное единомыслие образа».

В 1989 году в Третьяковской галерее была выставка Казимира Малевича, картины которого перекликались с моими поисками в работе над костюмом: очищение формы и явление ее абсолюта – квадрата, круга, креста.

Нина Пуляхина-Манизер. Фрагменты коллекции «Супрематический сон», посвящённой К.Малевичу  1987-1989. <br> Фото слева: модель Ольга Манизер <br> Фото справа: в Государственной Третьяковской галерее на выставке «Великая Утопия» 1993.

Нина Пуляхина-Манизер. Фрагменты коллекции «Супрематический сон», посвящённой К.Малевичу 1987-1989.
Фото слева: модель Ольга Манизер
Фото справа: в Государственной Третьяковской галерее на выставке «Великая Утопия» 1993.

Первые эскизы я сделала сразу, придя домой. Я занимаюсь авторским костюмом: от замысла до воплощения модели в материале все исполняю сама. Появились коллекции «Супрематический сон» и «Супремус», где модели составлялись только из кругов, квадратов – простых геометрических форм, превращаясь при этом в сложные композиционные решения, взаимодействующие с фигурой человека.

Мне нравилась декоративность фигуративной живописи Малевича. В работах этого периода я прочитывала связь с иконописью, народным искусством и костюмом, лубком. Родилась коллекция «Здравствуйте, Казимир Северинович!». Это фрагменты картин, выполненные мной из текстиля в технике пространственной аппликации и соединенные с формами народного костюма – рубахами, сарафанами, понёвами.

Коллекция дважды была представлена в Третьяковской галерее. В первый раз – на знаменитой выставке «Великая утопия», где был отснят документальный фильм. А 10 лет спустя на выставке «Абстракция как Акция» была организована ее демонстрация как часть культурной программы. Коллекцию, посвященную К. Малевичу, отметил известный искусствовед Андрей Дмитриевич Сарабьянов, который снял ее в своем фильме «Улица Малевича» с громкой премьерой в Доме кино.

Одна из Ваших коллекций посвящена русской фреске. Расскажите немного о ней. Что было для Вас главным в ее создании?

Русская фреска для меня является верхом художественного творения. Это топ в искусстве. Великие шедевры Андрея Рублева, Дионисия, Феофана Грека, увидев раз, невозможно забыть. Их можно рассматривать бесконечно, поражаясь чистоте и совершенству духовных образов, легкости письма, благородству цвета.

И однажды мне захотелось передать свои впечатления и ощущения от них средствами костюма – так родилась коллекция «Русская фреска».

Что Вас вдохновляет и является стимулом к творчеству сейчас? Расскажите о своих творческих планах.

Меня окрылил успех книги о династии Манизер. Работая над ней, я понимала, как много интереснейшего материала остается «за бортом». Я считаю необходимым издать книги о каждом художнике этой удивительной семьи отдельно, начиная с живописца Генриха Манизера, блистательные работы которого почти не публиковались. Мне хочется сделать книгу о балете в творчестве Елены Янсон-Манизер.В ее скульптурных шедеврах живут образы великих русских балерин – Анны Павловой, Агриппины Вагановой, Галины Улановой, Майи Плисецкой, Ольги Лепешинской и многих других.

Фото слева: Матвей Манизер за работой над портретом И.Репина. Москва. 1950. <br>Фото справа: Матвей Манизер - автор скульптур станции метро «Площадь Революции», открытой в Москве в 1938 году.

Фото слева: Матвей Манизер за работой над портретом И.Репина. Москва. 1950.
Фото справа: Матвей Манизер - автор скульптур станции метро «Площадь Революции», открытой в Москве в 1938 году.

Хочу издать книгу о неизвестных работах Матвея Манизера. Существует несколько альбомов-монографий о нем, раскрывающих его творчество как скульптора-монументалиста, автора многих памятников. Но сохранились его гениальные рисунки обнаженной модели, скульптурные композиции на эту тему, зарисовки по пластической анатомии, наброски. Такая книга могла бы не только быть интересной людям, любящим искусство, но и полезной студентам художественных институтов и молодым скульпторам.

Мечтаю издать альбом живописи и графики Гуго Манизера. Им было создано много прекрасных картин, и хотелось бы опубликовать их в достойном издании.

Думаю также о книге, посвященной авторскому костюму. Среди моих подруг есть очень сильные художники с уникальными коллекциями костюма. Мы как-то сразу возникли в середине 80-х. Нас собрал под своим крылом Московский союз художников, мы участвовали во многих выставках в России и за рубежом. Авторский костюм заметили известные искусствоведы и отметили его как новое явление в декоративном искусстве и русской культуре. И во мне живет мечта рассказать об этом.

В сотрудничестве с Международным союзом немецкой культуры были изданы художественный каталог «Гуго Манизер», а также альбом «Манизер. Династия художников». Какие у Вас остались впечатления?

У меня остались самые лучшие впечатления. Я чувствовала интерес и уважение к нашей семье, внимательное и бережное отношение к предлагаемому мной материалу. Я была счастлива работать с высокопрофессиональными специалистами в области издания книг – редактором Галиной Корженковой, арт-директором Натальей Якубени.

Как родилась идея книги, посвященной династии?

Идея родилась очень давно. Все люди, посещавшие наш дом- мастерскую, слушая рассказы Гуго, на прощанье часто говорили: «Вы обязательно должны написать книгу о своей семье!» И автором я видела только его. Но он был противник мемуаров и считал, что о художниках должны говорить только их работы.

Мне же хотелось, чтобы это был правдивый рассказ об уникальной семье, а не чужие домыслы, которых стало особенно много с появлением и развитием интернета. Я стала записывать некоторые рассказы Гуго, и это помогло мне в дальнейшей работе над книгой.

Недавно Вам было присвоено звание почетного члена Российской академии художеств. Какие у Вас ощущения?

Для меня большая честь быть принятой в Российскую академию художеств, я горжусь этим званием.

Ваша дочь Ольга продолжает художественную династию Манизер и работает в оригинальном жанре. Расскажите немного о ее творчестве.

Оля занимается графикой и бумажной скульптурой. Она с детства прекрасно рисовала – могла начать с любой точки на огромном листе ватмана и заполнить все пространство сложной композицией. Этим способностям в столь юном возрасте удивлялись даже искусствоведы, которые видели ее рисунки. Оля окончила с отличием Московский государственный академический художественный институт имени В.И. Сурикова, вступила в Московский союз художников, продолжила образование в Англии, получив степень магистра искусств в лондонском университете Chelsea College of Art and Design.

Фото слева: Ольга Манизер. Акробаты Amadeus. Ростовые куклы. 2014-2015. Картон, смешанная техника.<br>Фото справа: Ольга с мужем Майклом Уолтером и детьми Александром и Полиной.  Лондон. 2019

Фото слева: Ольга Манизер. Акробаты Amadeus. Ростовые куклы. 2014-2015. Картон, смешанная техника.
Фото справа: Ольга с мужем Майклом Уолтером и детьми Александром и Полиной. Лондон. 2019

Ольга Манизер выработала свой стиль и почерк, не похожий ни на кого. Она создает ростовые интерьерные куклы в технике бумажной скульптуры, а также является автором графических работ на темы цирка, театра, Венецианского карнавала, исторических и сказочных персонажей. В ее творчестве переплелись русская и европейская культура.

В декабре прошлого года организаторы пригласили Олю принять участие в юбилейной выставке кукол в московском Гостином дворе. Ее работы, представленные на выставке, вызвали огромный ажиотаж у посетителей – все фотографировали ее «Акробатов» и фотографировались на их фоне. Без преувеличения, это был самый посещаемый стенд!

А чем занимаются Ваши внуки, планируют ли они связать свою жизнь с искусством?

Старшему внуку Александру сейчас 20 лет. Он студент второго курса Imperial College London, входящего в десятку лучших университетов мира. Увлеченно занимается науками – биологией, биохимией, высшей математикой и др. Капитан сборной университета по водному поло. Саша – обладатель черного пояса по карате и состоит в национальной сборной Англии по этому виду спорта, участвовал в международных чемпионатах и завоевал несколько медалей. В детстве он хорошо рисовал, его работы попадали на выставки. Но Александр выбрал науку.

Младшей внучке Полине скоро исполнится 10 лет. Она замечательно плавает, играет в шахматы. Несколько лет Полина успешно занималась художественной гимнастикой, завоевав в семилетнем возрасте золотую медаль и кубок Лондона на международном чемпионате по гимнастике London Cup 2017. Достигнув значительных успехов в гимнастике (в Москве ее брали в школу олимпийского резерва), она неожиданно потеряла интерес к этому виду спорта. И сосредоточилась на балете, которым начала заниматься параллельно с художественной гимнастикой в раннем возрасте. Полина два года выходит на сцену в балете «Щелкунчик» в Shaftesbury Theatre Лондона, участвуя в профессионально поставленном ярком спектакле, где все партии исполняются детьми.

В вашем доме сохранилась уникальная мастерская. Планируете ли Вы создать музей?

Я бы хотела, чтобы здесь был музей, и он практически создан родителями Гуго. Но одного желания мало. Нужны государственная воля и поддержка. Гуго очень бережно относился к работам родителей и смог всё сохранить в эти непростые годы. Скульптуры в мастерской стоят на тех же местах, как и при жизни Матвея Генриховича и Елены Александровны. На стенах – картины Генриха Матвеевича. Все сохранено. Но создание музея связано с массой сложностей.

Галерея работ Матвея Манизера.  В центре-модель памятника «Освобождение Индонезии», установленного в Джакарте в 1964 году.

Галерея работ Матвея Манизера. В центре-модель памятника «Освобождение Индонезии», установленного в Джакарте в 1964 году.

Мы как-то были в Италии в гостях у известного итальянского искусствоведа Дино Формаджо, который писал статью о творчестве Гуго для каталога выставки «Гуго Манизер» в музее Вероны. У него в доме все стены были завешаны картинами художников, с которыми он работал. Он рассказал, что написал завещание, и после его смерти дом будет музеем на попечении муниципалитета Вероны. При условии, что ни одну картину нельзя перемещать и все должно остаться так, как при его жизни. За выполнением этих условий будет следить специальная комиссия.

Если бы у меня была такая гарантия, было бы замечательно. Но я не уверена, могут ли ее дать у нас. Хочется надеяться, что со временем это будет сделано.

Рубрики: Авангард, Мы - российские немцы!, Разное

НОВОСТИ
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ