DERUSDEUTSCH

«Одинаковая одежда и полки с йогуртами»: МНГ взяла интервью у немцев-переселенцев

«Одинаковая одежда и полки с йогуртами»: МНГ взяла интервью у немцев-переселенцев

Галина Дистель в первое время после переезда и сейчас / Фотографии из личного архива

Каково это, будучи ребенком, переехать в Германию? Московская немецкая газета побеседовала с тремя переселенцами, чтобы узнать, как они адаптировались в новой обстановке и жалеют ли, что родители их перевезли.

В интервью поучаствовали трое переселенцев в возрасте 35-37 лет. Они делятся своими впечатлениями из детства о переезде и о том, что их впечатлило больше всего. С какими трудностями им пришлось столкнуться при обучении в немецкой школе, как они совершествовали свой немецкий язык и стоило ли переезжать – все эти впечатления и советы собрал автор «МНГ».

Галина Дистель, 35 лет, менеджер кадровой службы, г. Райне. Семья Галины (родители и пятеро детей) переехала в Германию в 1997 году из деревни Кутузовка в Омской области. Галине было 11 лет.

Первые полгода новой жизни были как в раю! Я никому не давала мыть посуду, это было моим любимым занятием: горячая вода текла из крана, ее не нужно было таскать в ведрах из колонки, а потом греть! Другое яркое воспоминание – фрукты и сладости. Я здесь первый раз попробовала бананы, мне они не понравились. Шоколад! Тут было столько сортов! Первая моя игрушка (она до сих пор у меня хранится) была подарена мне на день рождения дядей – плюшевая тигрица с двумя маленькими тигрятами.

Дмитрий Фогель, 37 лет, логист, г. Мюльхайм-на-Руре. Переехал в Германию из Казахстана с родителями и старшей сестрой в 1992 году.

В средней школе одноклассники меня называли русским; тут, конечно, сыграло мое русское имя и проблемы с математикой. По-немецки нужно, например, говорить dreiundzwanzig, то есть три и двадцать, а по-русски – двадцать три. Я с этим порядком цифр всегда путался. После школы я уже чувствовал себя свободнее.

Екатерина Клят, 36 лет, менеджер по продажам, г. Кобленц. Переехала в 16 лет из Казахстана в 2000 году.

Я никогда не задавала вопросов про нашу необычную фамилию. Дома не было никаких немецких традиций, язык не поддерживали, но в документах я была записана немкой. Про Германию я ничего не знала, представляла ее себе Америкой, как в фильме «Один дома»: все большое и светится.

Полное интервью читайте на сайте в материале Московской немецкой газеты.

Рубрики: Московская немецкая газета

НОВОСТИ
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ