DERUSDEUTSCH

День памяти в Сергиевом Посаде

День памяти в Сергиевом Посаде

В Центральной районной библиотеке им. Розанова Сергиева Посада в День памяти жертв политических репрессий вспомнили тех, кто пострадал от нещадной машины тоталитарного режима. Среди участников мероприятия были активисты Местной национально-культурной автономии российских немцев.

Краевед Татьяна Смирнова огласила поименно список жителей города (немцев, латышей, поляков), которые покоятся на Бутовском полигоне. Известен полигон как одно из мест массовой казни и захоронения жертв сталинских репрессий. Расположен он близ деревни Дрожжино Ленинского района Московской области, где, согласно результатам исследований архивно-следственных документов, в 1930—1950-е годы были расстреляны десятки тысяч человек.

Присутствующие на Дне памяти посмотрели документальный фильм «Несломленные. 75-летию трудармии посвящается». В ленте собраны воспоминания российских немцев-трудармейцев и их детей, разделивших с родителями горькую участь изгнания. Богородицк, Новомосковск, Донской, Узловая Тульской области, Скопин Рязанской области – все это города, где во время Великой Отечественной войны были расположены шахты Подмосковного угольного бассейна. Зимой 1942 года здесь появляются спецпоселения, где в тюремных условиях живут и работают на восстановлении разрушенных шахт репрессированные российские немцы.

По окончании фильма настоятель Сергиевского Храма, протоиерей Виктор Григоренко отметил, что нельзя забывать свою историю и важно передавать ее молодежи. У российских немцев лента вызвала активное обсуждение, ведь их родители прошли через те же испытания, о которых повествуют герои фильма. Председатель местной НКА российских немцев Сергиева Посада Полина Ленц рассказала о судьбе своего отца. Рудольф Ленц родился в селе Александровка Ейского р-на Краснодарского края. Его отец Эмилий работал контролером в сберкассе, мать Паулина – домохозяйка. В своих воспоминаниях Рудольф Эмильевич пишет: «31 декабря 1937 года в сельском клубе встречали Новый, 1938 год. Подъехали работники из НКВД забрали в новогоднюю ночь всех мужчин из клуба и, без объяснения причин, увезли в неизвестном направлении. Прошлись по домам и забрали мужчин. Брата отца забрали из клуба, а отца – из дома. Папу отпустили на один день сделать годовой отчет, а 3 января 1938 года, в обед, за ним снова приехали и увезли на грузовой машине в Ейск. После этого его уже никто никогда не видел и ничего не слышал о нем. И только в 1958 году пришел ответ из военного трибунала Северо-Кавказского округа о том, что Ленц Эмиль Карлович реабилитирован посмертно».

Далее Рудольф Эмильевич вспоминает начало войны. Ему тогда было 14 лет: «В сентябре 1941 года к нам снова пришли и объявили, чтобы мы готовились к отъеду. Мать собрала кое-что в дорогу. Посадили всех на подводы и повезли на станцию. Погрузили вещи в один вагон, людей – в другой. Ехали долго, больше месяца. Нас привезли в Югорский район Кемеровской области. Так мы оказались в селе Милютино в совхозе «Новая жизнь». Я взял с собой справку из школы, учебники, думал, что буду в школу ходить, но учебники не пригодились. Мы проработали в колхозе год, а 6 декабря 1942 года мне пришла повестка явиться в Военкомат. Пришли мы туда вместе с мамой. С тех пор я больше ее не увидел… Оказалось, что маму тоже призвали в трудармию в Новосибирскую область, село Краснощекино на военный завод. Там она умерла от голода.

Нас, призывников, привезли в Ленинск-Кузнецк, поселили в пустующие бараки, обнесли забором с колючей проволокой, построили проходную. Словом, сделали лагерь под названием «трудармия». Спали мы на полу, как попало, потом нам построили нары, матрасов не было. Работал в шахте на разных работах, выходной был один раз в месяц. Кормили хлебом (800 г. в сутки) и баландой. Несколько раз был на грани смерти от голода. Был такой случай: шел в столовую мимо лошадей руководства лагеря: кони стояли холеные и ели овес. Я насыпал в карман овса. Конюх заметил, схватил меня и привел к начальству: надо же! Целый килограмм овса из кармана высыпался! Надзиратели кричали, пистолетом размахивали. А потом посадили меня в карцер».

После мероприятия собравшиеся отправились на перекресток Вифанской и Пионерской улиц, где у памятного креста состоялась панихида по жертвам политических репрессий.

Рубрики: Новости регионов

ПО ТЕМЕ
НОВОСТИ
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ