DERUSDEUTSCH

Кай Гетц: «Хочу сыграть в военном фильме»

Кай Гетц: «Хочу сыграть в военном фильме»

Его детское улыбчивое лицо запомнилось многим по рекламным роликам. Несмотря на юный возраст – 13 лет, – за плечами Кая Гетца богатый актерский опыт. 13 мая в прокат выходит фильм «Скажи ей» режиссера Александра Молочникова с участием молодого актера. Накануне премьеры мы говорим с Каем и его мамой, рекламным продюсером Екатериной Гетц, о творчестве, раннем взрослении, немецких корнях и о том, страшно ли сниматься в гробу.

RD: Ты в актерской профессии с пяти лет, то есть рано вошел во взрослую жизнь. Почувствовал ли ты, что становишься взрослее своих сверстников?

К. Г.: Не скажу, что взрослее, но то, что у нас во многом разные интересы, – точно.

С пяти лет я привык встречаться с профессионалами своего дела – лучшими из лучших, это формирует совсем другое отношение ко всему в жизни.

Не понимаешь, как что-то можно делать некачественно, спустя рукава. Несмотря на это, в школе у меня отличные отношения со сверстниками, мы общаемся абсолютно на равных.

RD: Ты помнишь свою первую пробу? Как это было?

К. Г.: Это был кастинг для съемки в рекламном ролике. Народу почти не было, когда я зашел в кастинговую комнату, там было несколько незнакомых мне человек, которые все свое внимание направили на меня, задавали вопросы. Это все было очень непривычно, но мне понравилось с ними общаться.

RD: Ты много участвовал в съемках рекламных роликов. В чем сложность этой работы? Что тебя привлекает в съемках рекламы и какой опыт ты получаешь?

К. Г.: Многие считают, что съемки рекламных роликов очень примитивный и неинтересный процесс, но это совсем не так.

Рекламный ролик длительностью 30 секунд снимается не менее 12 часов. И все эти (как минимум) 12 часов актеры изображают то, что нужно по сценарию. Иногда в несезонной одежде, иногда на улице в +30 в шубе.

Съемки в рекламе – это интересно, так как команды на этих проектах лучшие из лучших. Можно многому научиться у топовых режиссеров.

RD: Твоим дебютом в театре стал спектакль «Леди Макбет Мценского уезда» режиссера Александра Мохова в театре Олега Табакова. Как ты попал на этот проект? Что запомнилось?

К. Г.: На проект я попал случайно: мама вычитала в интернете маленькое объявление, буквально одна строка – что разыскивается мальчик 6–8 лет для театральной постановки. Позвонили по указанному номеру, нас попросили приехать для знакомства с режиссером.

Мы приехали к Александру Анатольевичу Мохову в какую-то конюшню, у него там проходили съемки сериала. Мы познакомились, пообщались буквально пять минут. Он сказал, что приглашает нас в театр, будем пробовать репетировать.

Сперва не было понятно, что за театр, насколько все серьезно. Не верилось, что по такому объявлению в одну строчку можно попасть в театр.

RD: Ты сыграл в клипе на песню «Где бы ты ни был» Синекдохи Монтока. Клип достаточно сложный. Ты играешь умершего мальчика, и по сюжету тебя снимают лежащим в гробу. Не было ли страшно?

К. Г.: В тот момент, когда нам предложили эту историю, я уже умел профессионально танцевать, но об этом мало кто знал, мне хотелось поделиться этим. Этот кусок с танцем мальчика просто влюбил меня, мне очень захотелось исполнить его, но часть с гробом немного пугала – такого опыта у меня не было.

Эта история очень целостная, и одна часть без другой не имеет смысла. Немного подумав, я решил принять участие в кастинге для этого проекта и ничуть не пожалел.

RD: Что запомнилось на съемках и какие впечатления остались от работы с актрисой Ириной Горбачевой?

К. Г.: Благодаря этому проекту я познакомился с замечательным человеком и прекраснейшим профессионалом своего дела – хореографом Александром Троновым.

Вся команда была очень деликатная, даже съемки в гробу не приносили дискомфорта, единственная сложность была – съемки в ночное время.

С Ириной Горбачевой мы мало общались, у нас был всего один общий съемочный день, точнее ночь, все были заняты работой. Но она талантливая актриса, ее игра в «Где бы ты ни был» очень сильная.

RD: В клипе поднимаются сложные философские вопросы: жизнь и смерть, жизнь после смерти. Задумываешься ли ты над подобными вопросами?

К. Г.: Именно для этого снимался – клип, чтобы люди, которые потеряли близких, могли понять, что у них «там» все хорошо. Чтобы хоть немного облегчить им боль утраты.

RD: Одна из твоих последних работ – роль в фильме «Скажи ей». Расскажи о ней.

К. Г.: Это очень интересная и сложная драматическая роль, я рад, что мне выпала удача ее исполнить. Я надеюсь, что благодаря этой картине взрослые начнут аккуратней относиться к чувствам и переживаниям детей.

RD: Какие у тебя остались впечатления о съемках, работе с режиссером Александром Молочниковым и актерами Алексеем Серебряковым, Светланой Ходченковой и Артемом Быстровым?

К. Г.: Александр Молочников очень тонко чувствующий режиссер, и мне было комфортно с ним работать, он продумал все детали в каждой сцене.

Актеры в фильме потрясающие – все суперпрофессионалы, обожающие свое дело, наблюдать за этим – одно удовольствие. Алексей Серебряков был очень дружелюбен.

Со Светланой Ходченковой, наверное, у нас больше всего было совместных сцен, мы очень подружились, Света добрая и отзывчивая. А еще она потрясающая актриса, но вы это и без меня знаете!

С Артемом Быстровым мы были неразлучны в питерском блоке съемок, он помогал мне в сложных сценах, он очень добрый. И он тоже прекрасный актер, если вы вдруг не видели фильмов с его участием, очень советую!

RD: Что запомнилось на съемках, были ли какие-то забавные эпизоды?

К. Г.: Самый смешной случай произошел со мной на съемках клипа «Где бы ты ни был», последняя сцена снималась в пять утра, я лежал в гробу, а Ира выбегала из церкви. Спать мне хотелось к тому времени очень сильно, и я был рад, что могу просто полежать. В тот момент, когда режиссер крикнул: «Всем спасибо, смена окончена!», все насторожились, потому что я не двинулся с места. А я просто уснул! Это было ужасно смешно.

RD: У тебя достаточно большой опыт в актерской профессии, несмотря на юный возраст. Обсуждаешь ли ты свои роли с режиссером, можешь ли ты вносить предложения, прислушиваются ли к твоему мнению?

К. Г.: Если мне хочется что-то привнести в роль или кажется, что нужно что-то поменять, я говорю об этом режиссеру, а дальше все зависит от него.

Обычно опытные режиссеры чаще прислушиваются, наверное, потому, что молодым кажется «не крутым» делать так, как предлагает ребенок.

Я спокойно к этому отношусь.

RD: Твой младший брат Тим также делает первые шаги в актерской профессии. Даешь ли ему советы как уже опытный актер?

К. Г.: Нечасто. Он молодец, у него большой талант, он всего достигнет сам.

RD: Какие книги ты прочитал за последнее время? Что понравилось, запомнилось?

К. Г.: «Привет, давай поговорим» Шэрон Дрейпер, «Анна Каренина» (так и не дочитал ее, но обязательно вернусь к ней позже), «Гарри Поттер». Несмотря на то, что это абсолютно разные произведения, они раскрывают людей, которые очень многогранны.

Многие судят людей по одежке, за три секунды, увидев человека в конкретной ситуации, но это впечатление часто ошибочно. Нет людей абсолютно плохих или абсолютно хороших на 100 %. И это очень интересно.

RD: Какое кино нравится тебе? Назови свои самые любимые фильмы. Есть ли у тебя кумиры среди актеров и режиссеров?

К. Г.: Ох, фильмы – это моя страсть, их много! «А зори здесь тихие», «Великий Гэтсби», «1917», «Пианист», «Зеленая миля», «Побег из Претории».

Мне очень нравятся Леонардо Ди Каприо, Джонни Депп, Роберт Дауни – младший. Во время съемок в Лос-Анджелесе после тяжелого съемочного дня мы с режиссером Сашей Молочниковым попали в пробку, и когда я обернулся, прямо за нами стоял Роберт Дауни – младший с водителем.

Все эти актеры, помимо несомненного таланта, тщательно подходят к поиску и проработке образа; это всегда дает хороший результат, герои получаются очень интересными, и от них сложно оторваться.

Среди режиссеров – Чарли Чаплин, Данила Козловский, Дмитрий Дьяченко.

Чаплин – история, а Данила и Дмитрий – суперпрофессионалы своего дела, они не позволяют никому халтурить и чувствуют, если что-то в кадре не так, моментально.

RD: Есть ли роль, о которой ты мечтаешь? Ты хотел бы сыграть своего современника или сверстника из другой эпохи?

К. Г.: Мне бы хотелось попробовать себя в фильме о войне – кажется, что это будет новый опыт.

RD: Помимо актерской профессии, ты серьезно занимаешься танцами. Какие это танцы, где ты занимаешься? Как это помогает в работе актера?

К. Г.: Танцы в стиле хип-хоп и брейк-данс. Я занимался в разных танцевальных студиях, но в основном танцую в студии, которая располагается недалеко от моего дома.

Умение танцевать очень помогает: если нужно даже не станцевать, а немного, что называется, покачаться под музыку, у танцора всегда это будет выглядеть легко и непринужденно.

А в кадре все так и должно быть, поэтому умение двигаться, несомненно, важно.

RD: Ты уже задумываешься о будущей профессии? Планируешь ли стать актером? Что тебе ближе театр или кино?

К. Г.: Начинаю задумываться, но пока еще у меня есть время. На сегодняшний день мне ближе кино, но посмотрим, что будет дальше.

Вопросы к Екатерине Гетц

RD: Ваших сыновей зовут Кай Алекс Гетц и Тим Стефан Гетц. Имена очень необычные и к тому же двойные. С чем связан их выбор? Откуда происходит ваша фамилия?

Е. Г.: Двойные имена было решено дать детям в соответствии с немецкой традицией – считается, что если второе имя человека неизвестно, на него не подействует сглаз. Не знаю, насколько это работает, но двойные имена показались нам с мужем интересными.

Гетц – фамилия семьи мужа, он родился и вырос в Казахстане, но все его родственники по материнской линии – немцы. Его бабушка даже не говорила по-русски, только по-немецки.

RD: Расскажите об истории вашей семьи и о немецких корнях. Сохраняете ли вы немецкий язык и традиции в семье?

Е. Г.: Моя свекровь Клара Гетц родилась и выросла в большой традиционной немецкой семье. В 1990-х она вместе с сыновьями эмигрировала в Германию, однако мой муж Вадим спустя год вернулся в Россию, его брат Андрей переехал в Россию спустя 10 лет, а Клара на протяжении 20 лет так и жила в городе Фельбах в надежде, что сыновья передумают. Однако они не передумали, стали появляться внуки, и Клара решила вернуться в Россию. Сейчас она обучает внуков немецким традициям (Тим был крещен в католической церкви в Германии); единственное упущение, что дети не знают немецкого языка. «Мы бы хотели, чтобы дети впоследствии выучили его», но, так как они не жили в Германии, это непросто.

RD: Обсуждаете ли вы роли Кая на семейном совете, даете ли рекомендации сыну?

Е. Г.: Больше всего, конечно, обсуждаем сценарии проектов, в которых Каю предлагают участие. Важно познакомиться с режиссером, понять, комфортно ли Каю с ним, потому что съемки – очень личный процесс, почти интимный.

RD: Кто принимает решение о съемках Кая в том или ином проекте?

Е. Г.: Раньше принимали решения мы с мужем, сейчас обсуждаем все проекты детально с Каем.


Портал RusDeutsch желает Каю Гетцу успешного продолжения карьеры, творческих побед, ярких проектов и новых интересных ролей.

Рубрики: Разное

НОВОСТИ
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ