DERUSDEUTSCH

Святой из Казахстана

Святой из Казахстана

Поляк, служивший в 50–60-х годах среди немцев-католиков Казахстана, причислен к лику блаженных – беатификация отца Владислава Буковинского состоялась 11 сентября в Карагандинском кафедральном соборе Пресвятой Девы Марии Фатимской Матери всех народов.

Святую Мессу беатификации служил прибывший из Ватикана кардинал Анджело Амато. На празднование беатификации приехали священнослужители, монашествующие, миряне из различных католических приходов Казахстана, России, Средней Азии, а также из Польши, Германии, Италии. Литургия проходила в великолепном освященном четыре года назад Карагандинском кафедральном Соборе Пресвятой Девы Марии Фатимской Матери всех народов.

Поляк по национальности – отец Владислав Буковинский служил всем людям, но особым объектом его душепастырской опеки были немецкие и польские католики Казахстана. Как он сам писал в своих воспоминаниях: «Провидение Божие действует иногда и через атеистов, которые сослали меня туда, где нужен был священник. Уже в сентябре 1954 года я знал, что меня ожидает огромная душепастырская работа».

Владислав Буковинский родился 22 декабря (по старому стилю) 1904 г. в Бердичеве на Украине. После переезда семьи в 1920 г. в Польшу, учился в 1921–1931 гг. на юридическом и теологическом факультетах Ягеллонского университета в Кракове. В 1931 г. был рукоположен в священники. В 1931–1936 гг. служил в Краковской архиепархии. С 1936 г. служил в Луцке, был профессором Луцкой Духовной семинарии. После начала войны стал настоятелем Луцкого кафедрального собора. Во время войны помогал еврейским детям и голодающим советским военнопленным. Со смирением и мужеством Буковинский перенес 13 лет тюрьмы, ссылку, бесправное положение, тяготы и лишения повседневной жизни. Он находился в тюрьмах Киева, исправительно-трудовых лагерях Челябинска, Джезказгана (Казахстан), Иркутска, в ссылке в Карагандинской области. При этом он «никогда не позволял ненависти, гневу или обиде отравить свою душу». Отец Буковинский оказался от возможности выехать в Польшу и добровольно принял советское гражданство. «Любовь к покинутым, которых было очень много не только в самые трудные времена, – это творческая и, я глубоко в это верю, нужнейшая сила. Любовь не знает поражения, потому что, кто может запретить мне быть добрым?! Не что иное, как любовь не позволяет покинуть покинутых».

После освобождения из заключения он вернулся в Караганду, где и нес свое пастырское служение вплоть до своей смерти 3 декабря 1974 г. Был похоронен на общем кладбище Караганды, затем его могила была перенесена к стенам Карагандинского кафедрального собора св. Иосифа. Его мощи были перенесены внутрь собора, а позже в крипту нового Кафедрального Собора.

Во время краткого пребывания в Польше в 1970 г. отец Владислав Буковинский написал «Воспоминания о Казахстане», представляющие собой ценнейший источник по истории «катакомбной Церкви». «Жизнь и деятельность о. Буковинского – это целая историческая эпоха, отмеченная трагедией, коснувшейся Католической Церкви в прошлом столетии».

В Казахстане Владислав Буковинский провел 20 лет, став душепастырем немецких католиков или, выражаясь лексиконом местных атеистов, «немецким попом». Отец Буковинский очень хорошо знал свою «немецкую паству», был знаком с ее историей и современным положением. Характеристики, данные им католикам-немцам, очень ценны. Отец Владислав служил Святую Мессу на разных языках, но чаще всего – на немецком. Он стал для немецких католиков Казахстана настоящим душепопечителем – их «Падером» (Pater). Они, в свою очередь, заботились о своем священнике: давали ему кров и пропитание, предоставляли свои дома для богослужений.

Всю свою жизнь отец Владислав посвятил отстаиванию «первого права каждого человека (и тем более верующего человека) на Бога». Он делал это через личное свидетельство святости, тайное подпольное служение, готовность пожертвовать всем, даже свободой и жизнью, ради Бога и права людей на веру, а также отношение к людям: верующим и неверующим, заключенным и тем, кто работал на систему, и даже к самой системе.

Во время суда над ним в Караганде отец Владислав произнес речь, в которой сказал: «…У меня нет цели, выступать в собственную защиту. Лично я не чувствую вины перед советским государством ... поэтому мое личное дело я полностью поручаю решению советского суда. Н я использую эту возможность, которую мне впервые в жизни дала советская власть, чтобы выступить в защиту тех, ради которых я работал в течение последних лет. Великая Октябрьская социалистическая революция бросила на весь мир девиз свободы политической, общественной и экономической. Но не следует забывать и о том, что свобода охватывает также национальные и вероисповедальные отношения. Те люди, в защиту которых я выступаю, это немцы и поляки. Их привезли в этот край. Могут ли они чувствовать себя очень хорошо? Если бы привезли группу русских православных в Бурятию и велели бы им там жить, а там не было бы никакой русской советской школы. И если бы русские вдруг заметили, что их дети все реже говорят по-русски и даже стыдятся русского языка, дети все чаще и охотнее говорят по-бурятски. И при этом их еще и воспитывают верующими буддистами, а не православными, то нужно спросить, могли ли эти русские – а вы, граждане-судьи, русские, – быть довольны своей жизнью в Бурятии? И вот я смею утверждать, что в таком положении и находятся немцы и поляки в Караганде… Я не прошу ничего для самого себя, но хочу, чтобы Вы учли мои слова для блага верующих Казахстана. Я хотел бы надеяться, что мои слова не будут голосом, взывающим в пустыне, но дойдут до Алматы и Москвы. Был один случай, когда мне запретили пойти к умирающей больной, приготовить ее к хорошей христианской смерти. Лишь бы мы все в СССР поняли, что первое право каждого человека, а тем более верующего человека, это право на Бога».

Мир этого святого священника был глубоким молитвенным миром, и именно молитва была основным средством противостояния насилию. Он писал: «Насилие тоже имеет свои границы. Кто может мне запретить молиться?.. Действительно, молиться можно всегда и везде, было бы желание. Тело можно закрыть и даже целыми годами держать в одиночной тюремной камере, но нельзя связать душу, которая и оттуда найдет прямую дорогу к Богу». Папа Иоанн Павел II отмечал «...он живет в памяти многих как героический свидетель Христа и пастырь преследуемых из-за своей веры и происхождения. Он никогда не оставлял их. Он добровольно отправился в ссылку, чтобы разделить с ними их участь... Отец Буковинский никогда ни о чем не просил для себя помимо молитвы. Он всегда был готов сделать все, что могло поддержать в вере и терпении тех, кого Господь вверил его опеке. Я восхищаюсь его самоотверженностью и душепопечительским жаром. Он не боялся ни препятствий, ни тюрем, желая лишь одного: чтобы народ Божий мог питаться его служением».

Это был его путь к святости, о котором он ни на миг не пожалел: «И тогда я почувствовал себя счастливым и благодарным Провидению за то, что оно привело меня к этим бедным, покинутым, но сильно верующим и любящим Христа людям. Это счастье, которое я испытал, едучи на этой телеге, трясясь по дороге, я не заменил бы ни на какие почести и богатства».

Все, что сделал отец Владислав Буковинский за эти 20 лет, и в духовном, и в практическом отношении, имело большое значение не только для сохранения веры немцев-католиков в Казахстане, но и способствовало формированию Караганды как «центра» католической веры для всего Советского Союза и сыграло огромную роль в деле утверждения «права на Бога» и последующего возрождения веры и Церкви в СССР. Ныне же верующие католики в Казахстане обрели своего святого небесного покровителя.

Рубрики: Новости из Казахстана

НОВОСТИ
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ