DERUSDEUTSCH

Зритель фильма «Невыбранное время, нежданная судьба…»: «Только теперь я до конца поняла значение слова – „депортация“»

Зритель фильма «Невыбранное время, нежданная судьба…»: «Только теперь я до конца поняла значение слова – „депортация“»

В Костроме состоялась презентация документального фильма «Невыбранное время, нежданная судьба…», посвященного 80-летию депортации российских немцев.

Лента повествует о раскулаченных, депортированных и репатриированных советских немцах Поволжья, Украины, Кавказа, которые были сосланы в суровый северный Котлас, и их детях, рожденных в спецпоселениях за колючей проволокой. «На протяжении всего фильма я слышала в зале возгласы зрителей „как про моих…“, – делится впечатлениями организатор мероприятия, председатель Костромского объединения немцев Наталия Василенко. – Да, для старшего поколения это нахлынувшие воспоминания о трудном детстве, о тяжелой доле родителей. Удивительно то, с каким интересом ленту смотрела молодежь! После показа юноши и девушки то и дело перешептывались: „мы не думали, что все было так трагично... понимали, что репрессии, ссылки – это ужасно, но что на столько... только сейчас поняли, что пережили российские немцы в депортацию“.

Отрадно было наблюдать, как молодые люди, после первых кадров ленты, забывали о мобильных телефонах и, не отрываясь, смотрели на большой экран».

После просмотра ленты активисты Костромского объединения немцев поделились своими семейными историями. Эльза Генриховна Андрюшкова (Траутвейн) отметила восьмидесятилетний юбилей. Несмотря на почтенный возраст, она пришла на премьеру: «Я родилась в Саратовской области 5 марта 1941 года. Поэтому моя сознательная жизнь началась уже в Новосибирской области, куда сослали всю мою семью. Я помню, что такое алфавитная карточка, куда были вписаны все восемь человек семьи. Я помню, как плакал дед Генрих Карлович Траутвейн, вспоминая свой дом и хозяйство, которые остались на родине в Поволжье.

Моя мать была эстонкой и ее не высылали, но она, не раздумывая, поехала вместе со своим мужем и детьми. Я часто ее просила рассказать, как они выжили. Мама всегда отказывалась говорить об этом и заливалась слезами.

Отца по приезде сразу забрали в трудармию, а маму оставили только потому, что я была еще грудным ребенком. Но тех, у кого дети были старше, забирали за колючую проволоку вместе с мужьями. А дети… дети были просто брошены на произвол судьбы. Не велось тогда статистики, сколько было загублено детских жизней от голода и холода. Брат вспоминал такую картину: ходили по деревне трое малышей примерно трех, четырех и шести лет. А через несколько дней нашли их трупы на окраине села… Я помню, как мы питались падшей лошадью и были просто счастливы, что у нас есть еда на несколько месяцев. А позже, когда мы подросли, соседские дети дразнили нас фашистами и в конце игры обязательно старались „убить“, как врагов. Это было очень обидно…».

Воспоминания продолжила Маргарита Робертовна Дерябина (Дежевская-Швагерус). Она родилась в Семипалатинской области Казахской ССР, куда с Кавказа были депортированы ее бабушка и дедушка: «Я пришла на премьеру, как на очень важное торжество. Торжество правды!

Я уже и не думала, что о репрессиях немецкого народа можно будет так свободно говорить и даже смотреть фильмы на эту тему. Я в душе радуюсь, что сегодня могу рассказать о своих близких, тех кто в полной мере ощутил на себе значение страшного слова „депортация“.

Отец шепотом говорил, как ехали они в вагонах стоя. Умерших сбрасывали на ходу поезда. Так в дороге освобождалось место, и можно было хоть немного поспать. Но главное, никто не знал ответа на вопрос – куда всех везут? Помню, что бабушка говорила по-немецки с мамой и папой, когда не хотела, чтобы мы с братом поняли разговор. А мы, дети, уже знали, что они обсуждают что-то плохое, недоброе. Нас немецкому не учили. Говорили: хотите жить – забудьте немецкий язык! А еще помню, как в семь лет я пошла записываться в музыкальную школу. Меня спросили, почему я хочу здесь учиться? Я гордо ответила, что все великие композиторы были немцами. Я – тоже немка! Бабушка плакала, когда я ей рассказала про свой поход в музыкальную школу».

Премьерный показ документального фильма посетили активисты национальных диаспор Костромы. «Я пришла на премьеру, чтобы поддержать Костромское объединение немцев, с которым мы давно сотрудничаем и посещаем мероприятия друг друга, – говорит председатель исполкома Союза азербайджанской молодежи Гюнель Саттарова. –

Мне сложно передать эмоции от увиденного, сложно передать ту боль, которую я почувствовала во время просмотра ленты. У меня лились слезы на протяжении всего фильма. Только теперь я поняла значение такого страшного слова – „депортация“».

Мероприятие «Штрихи к судьбе народа», посвященное Дню памяти и скорби российских немцев с премьерным показом документального фильма «Невыбранное время, нежданная судьба», организовано и проведено Костромским объединением немцев в партнерстве с библиотекой № 19 Костромы при участии Международного союза немецкой культуры в рамках Программы поддержки российских немцев в Российской Федерации.

Рубрики: 80-я годовщина депортации

НОВОСТИ
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ