03 Июля 2018

В Коми прошла летняя этнографическая экспедиция. Публикуем путевые заметки!

- Галина Гаева -

У Виктора Моора
Фото:
Авторы фото Олег Штралер, Светлана Бандура, Валерий Шарапов

В конце июня в Республике Коми прошла этнографическая экспедиция в Вуктыльский район, куда в военное время было сослано огромное число российских немцев. Экспедицию организовал Немецкий культурно-деловой центр Республики Коми под руководством Олега Штралера.

Участники экспедиции вели дневник с путевыми заметками, которым они делятся с читателями портала RusDeutsch.

28 июня, день первый

С утра из Сыктывкара в Вуктыльский район выехала экспедиция по местам спецпоселений ссыльных советских немцев, организованная Немецким культурно-деловым центром Республики Коми. Цель экспедиции – сбор исторических материалов и воспоминаний местных старожилов, живших и работавших рядом с немецкими поселенцами. Первым пунктом остановки стала Ухта, где мы посетили музей Моора. Судьба Виктора Моора тесно связана с этими местами. Сюда были в свое время сосланы его дед с бабкой, здесь жили и работали его родители и вырос он сам. Он – один из тех немцев, для кого наш далекий северный край стал родиной.

Все экспонаты музея собирал сам Виктор Васильевич: что-то приобретал за личные деньги, что-то приносили люди. В маленьком вагончике-музее обосновалась вековая история русского, немецкого и коми народа. Предметы бытовой утвари, изготовленные из подручного материала в лагерных условиях руками умельцев, оружие Первой мировой и Великой Отечественной войн, одежда, обувь и посуда лагерников, хранящая память о своих ушедших хозяевах…

Дух послевоенного времени передают телевизор и радиоприемник пятидесятых годов, портсигары, пачки папирос того времени, утюги на углях, часы с боем, дамские боты и ридикюли... Виктор Васильевич бережно собирает все, что может воссоздать историю быта тех времен: большой кусок сахара, который нужно колоть специальными щипцами, картонную пачку грузинского чая, миниатюрную швейную машинку, машинку для стрижки волос, которая нещадно вырывала волосы при стрижке. Каждая вещь здесь имеет свою историю. Чего только стоит один огромный американский сундук, приобретенный по случаю у одной ухтинки. Жаль, что времени у нас было немного, потому что Виктора Васильевича можно слушать долго, каждый экспонат рождает у него массу ассоциаций и воспоминаний.

Но оставаться долго в Ухте было нельзя, до вечера нужно добраться в село Подчерье, а большая часть пути – грунтовка. В Подчерье прибыли уже в восьмом часу вечера. Завтра предстоит поездка в местечко Боярский вис, где спецпоселенцы заготавливали лес.    

Останки землянки Боярский вис
Фото:
Авторы фото Олег Штралер, Светлана Бандура, Валерий Шарапов

29 июня, день второй

Сегодня посетили Боярский вис – бывший лагерь политических заключенных, затерянный в глухой тайге и отрезанный от мира полноводной Печорой. Прибыли мы туда двумя партиями на маломестном катере. В том месте, где мы сошли на берег, на небольшом возвышении лежит огромный валун, с которого открывается вид на реку и заречные леса. Валун назван заключенными «камнем надежды и плача». По воспоминаниям местных старожилов, выживших в этих тяжелейших условиях, сюда, на этот камень, оторванные от родных мест приходили ссыльные, чтобы выплакать свое горе и вымолить у судьбы пощады. Говорят, один заключенный так и умер на этом камне.

Сегодня на месте бывшего лагеря, который был закрыт в конце 50-х, уже ничего не осталось. О том, что когда-то здесь были люди, говорят лишь большие, заросшие травой котлованы, которые были землянками, да кое-где попадающиеся обломки разрушенных строений. В одном месте на остатках какого-то строения мы обнаружили полуистлевшую железную бочку и предположили, что она служила заключенным печкой. Но экскурсовод пояснила, что это была баня.

Крюк для лампы из землянки в лагере Боярский вис
Фото:
Авторы фото Олег Штралер, Светлана Бандура, Валерий Шарапов

Красота, открывающаяся с крутого берега Печоры, роскошные луга, белоствольные березы и мощные кедры только обостряют ощущение того, как все хрупко в этом мире. Ведь на фоне этого природного величия разыгрывалась настоящая трагедия. Здесь, в краю, богатом рыбой, дичью, ягодами и грибами, люди сотнями и тысячами гибли от непосильного труда, голода, холода и цинги. Здесь, где сама природа словно поет гимн жизни, в жертву идее о всеобщем коммунистическом счастье приносились тысячи человеческих жизней.

В таких местах понимаешь, что природа, потрясающая своей красотой, может стать для беззащитного человека могилой. Отсюда действительно никуда не убежишь – кругом тайга. Как они жили здесь зимой, в занесенном снегом лесу, впроголодь, в холодных землянках, а летом – мучимые бесчисленными толпами жалящего и зудящего гнуса, от которого мы не знали, как спасаться даже с антикомарином?

В этом лагере, в основном, работали ссыльные советские немцы и донские казаки. По словам экскурсовода, из тех, кто помнит жуткие времена, сегодня осталась только одна старушка 87 лет, которую привезли в эти места вместе с родителями. Дети спецпоселенцев тоже считались врагами народа и так же, как родители, приходили к коменданту отмечаться в специальном журнале. На месте бывшего лагеря мы нашли несколько артефактов, которые взяли с собой для музея.

Неподалеку от Боярского виса, вниз по Печоре, когда-то располагалась старообрядческая деревня Солдат. Почему она была так названа неизвестно. Но, говорят, после Первой мировой издалека прибыл сюда немец по имени Фридрих, который впоследствии женился на местной девушке и пустил здесь корни. Где сейчас его потомки тоже неизвестно, но сам он и жена его похоронены в этих местах. С места бывшей деревни, которая стояла на крутом песчаном берегу, открывается величественный вид на реку. Самой деревни уже давно нет. А о том, что она была, свидетельствует лишь пустырь, когда-то отвоеванный у тайги для деревни да холмики на месте бывших домов. Песчаный берег здесь настолько крутой, что у местных жителей существует поверье: смельчаки, рискнувшие спуститься с него, могут рассчитывать на то, что их заветное желание сбудется. Главное – помнить о нем, когда спускаешься по зыбкому песку.

С потомком немцев - трудармейцев Николаем Киршем
Фото:
Авторы фото Олег Штралер, Светлана Бандура, Валерий Шарапов

30 июня, день третий

Сегодня побывали в поселке Кырта. Когда-то это был большой многонациональный поселок шахтеров и лесозаготовителей, здесь кипела жизнь, люди ехали сюда со всех концов страны на заработки. Многие оставались тут, потому что, кроме возможности заработать, эти края прекрасны тем, что их невозможно не полюбить за их красоту и богатство природы. Огромная, раскинувшаяся на многие сотни километров вокруг поселка тайга, полноводная Печора – настоящий клондайк для охотников и рыбаков. А суровая северная красота способна приворожить человека навсегда. Именно эта прочная связь со ставшими родными местами и удерживает здесь тех немногих, кто предпочел разделить судьбу умирающего поселка и остаться с ним до последнего.

Кырта – один из бесчисленного множества заброшенных российских поселков, доживающих свои последние дни. Сегодня мало кто тоскует по ушедшим советским временам. Исключение из этого правила составляют, пожалуй, только жители таких вот лесных поселков и шахтерских городов. Потому что в советские времена у них был свой коммунизм на отдельно взятой территории, где в отличие от большинства российских мест, было прекрасное продуктовое снабжение, высокие зарплаты, возможность ежегодно отдыхать на черноморских курортах и не считать при этом деньги. И самое главное: все народности, населяющие эти поселки и города, жили одной большой дружной семьей.

Старожилы Кырты прежние времена тоже вспоминают как что-то светлое. В поселке была своя большая школа, сангородок, постоянное сообщение с большой землей осуществлялось по реке на быстроходном катере «Заря». А сегодня Кырта представляет собой печальное зрелище, сами жители называют ее «таежный тупик». Летом добраться сюда можно только по реке на «моторке», а зимой – по зимнику. В поселке осталось 27 человек постоянных жителей, школа разрушена, медицинского обслуживания нет, продукты завозят вертолетом крайне редко. Местное население живет за счет натурального хозяйства, хлеб пекут сами.

Участники экспедиции побывали на Кыртинском угольном месторождении, где осуществлялась наземная добыча угля. Благодаря наземному способу добычи местная шахта давала угля намного больше, чем воркутинские шахты. Кыртинский уголь шел на нужды Республики Коми. Хотя условия труда были чрезвычайно тяжелыми, в основном, применялся ручной, немеханизированный труд, вагонетки с углем перевозили на лошадях, а затем на баржах доставляли на место. В 50-е годы шахта была закрыта и многим шахтерам предоставили квартиры и работу на Интинских шахтах. После закрытия шахты в Кырте остались в основном лесозаготовители. Среди жителей поселка было немало ссыльных российских немцев, о чем свидетельствуют таблички на местном кладбище. Потомки немецкой семьи Кирш живут там и сейчас. По словам главы семьи, в годы массового отъезда немцев на историческую родину он не выехал, «потому что не мог предать родину», имея в виду этот далекий северный край, где живет по сей день и где похоронены его родители.

На фестивале народных обрядов в Подчерье
Фото:
Авторы фото Олег Штралер, Светлана Бандура, Валерий Шарапов

1 июля, день четвертый

Сегодня первый день, когда мы никуда не выезжали. В Подчерье проходил ежегодный фестиваль «Обряды народов Коми». Это эксклюзивный проект Вуктыльского района, автором которого стала заведующая клубом села Подчерье. Соответственно, и местом проведения фестиваля стало это старинное село, куда каждый год в это время съезжаются национальные творческие коллективы со всей республики.

Поскольку основной стоянкой экспедиции стало Подчерье, где нас приютили в здании местной администрации, не принять участие в фестивале мы просто не могли. Тем более, как выяснилось, в селе уже распространились слухи, что на празднике будут немцы, и народ желал на них посмотреть. Немецкий культурно-деловой центр Республики Коми на этом фестивале впервые представил свою программу, в которой были немецкий танец, викторина на знание немецкой истории и культуры и мастер-класс по приготовлению национальной немецкой выпечки – брецелей.

Погода не баловала: после нескольких дней жары налетели тяжелые тучи, грозящие разразиться холодным дождем, и дул порывистый северный ветер. Наши наряженные в немецкие народные костюмы участники мужественно ожидали своего выхода, ежась в тонких рубахах и платьицах с коротким рукавом. Но теплый прием публики оправдал все неудобства. Откровенно говоря, мы даже не ожидали, что выступление участников экспедиции станет гвоздем программы. Однако, на фоне протяжных русских и коми народных песен зажигательная мелодия немецкого танца, который исполнили Татьяна Шамбер и Александр Савельев, произвела настоящий фурор. Зрители пустились в пляс вместе с нашими выступающими. И, когда мелодия закончилась, народ потребовал включить ее еще раз и с удовольствием осваивал искусство народного немецкого танца.

С неменьшим азартом зрители принимали участие в викторине. Видно было, что привлекали их не столько маленькие призы за правильные ответы, сколько возможность интеллектуальной разминки. Всем участникам мастер-класса по лепке немецких фирменных кренделей – брецелей – были розданы рецепты приготовления теста и выпекания. Прекрасным подарком от Немецкого культурно-делового центра Коми школе села Подчерье стал комплект учебно-методических пособий для изучения немецкого языка. Настольные игры и пазлы, детские журналы и книги на немецком языке позволят школьникам из Подчерья в увлекательной форме осваивать немецкую речь.

В общем, несмотря на неприветливую погоду, после успешного выступления настроение у всех участников экспедиции было приподнятое. Глава Вуктыла Виктор Крисанов вручил руководителю экспедиции Олегу Штралеру благодарственное письмо для коллектива, представившего на фестивале Немецкий культурно-деловой центр Республики Коми.

Беседа с российской немкой Ниной Фотт в Усть-Соплеске
Фото:
Авторы фото Олег Штралер, Светлана Бандура, Валерий Шарапов

2 июля, день пятый

Сегодня прибыли в поселок Усть-Соплеск. Поселок стоит на высоком берегу Печоры, в окружении соснового бора. Природа в окрестностях потрясающей красоты. К сожалению, Усть-Соплеск такой же умирающий поселок, как многие бывшие лесопункты на Печоре. Еще лет тридцать назад здесь бок о бок работали и жили люди самых разных национальностей. В поселке была большая средняя школа, дом культуры, прачечная, магазины, комбинат бытового обслуживания. Сегодня ничего этого уже нет, дети приезжают сюда только на лето к бабушкам, полуразрушенные школа и дом культуры зияют пустыми глазницами окон, работает единственный продуктовый ларек с запредельными ценами на продукты. В поселке проживает порядка ста человек, в основном, пенсионного возраста.

Свидетельство реабилитированной Анны Фотт
Фото:
Авторы фото Олег Штралер, Светлана Бандура, Валерий Шарапов

Сразу по приезде, только разложив вещи, включились в работу. Встретились с местными старожилами Ниной Фотт и Геннадием Мартюшевым, которые рассказали о том, чему были сами свидетелями и что слышали от своих близких. Нина Фотт сегодня единственная немка из некогда проживающих в Усть-Соплеске. Когда-то ее бабушку с тремя детьми выслали в эти места на лесоповал. Вскоре бабушка умерла, и детей вырастила мама Нины Николаевны, которой на момент смерти матери было 18 лет.

По словам Нины Фотт, население поселка жило одной семьей, никаких разногласий по национальному признаку никогда не было. Репрессированные немцы заключали браки как с местными коми, так и со спецпереселенцами из числа казаков, с украинцами, белорусами и т.д. Соответственно, и немецкие традиции в этой интернациональной среде нивелировались, происходила ассимиляция. В начале 90-х, когда экономика начала разваливаться, а лесопункты закрываться, людям по несколько месяцев не платили зарплату, немцы из Усть-Соплеска начали уезжать в Германию. Нина Фотт и ее родственники остались: слишком родными стали эти места.

Геннадий Мартюшев сам из этих мест, здесь прошло его детство. По сути, он подтвердил рассказ Нины Фотт, сказав, что поселок жил одной семьей, что, пока была работа и хорошие заработки, никто отсюда уезжать не хотел. Потряс рассказ Геннадия Григорьевича о пленном немце, которого в 1945 году гнали по этапу на лесоразработки. Молодой немец шел в легких ботинках, совершенно непригодных для наших суровых северных зим. Когда пленных остановили на ночевку в селе, где жили родители Геннадия Мартюшева, одна из местных бабушек упросила конвоира оставить парня на лечение, так как ноги у него были отморожены настолько, что вот-вот могла начаться гангрена. Немца оставили, поскольку он все равно не мог идти дальше. Случилось чудо: коми бабушка вылечила пленному ноги. За три месяца пребывания в селе немец выучился коми языку и очень неплохо общался с местным населением. Геннадий Мартюшев вспоминает, что ему нравилось возиться с пацанами, мастерить им самолетики и оружие из дерева.

Через три месяца конвоир вернулся за ним и забрал в зону. А еще через пару лет, когда партия немцев, получивших свободу, проезжала на судне мимо их села, спасенный простой коми женщиной немец не смог уехать, не поблагодарив свою спасительницу и всех людей, которые поддерживали его в то трудное время. Он высадился в этом селе, чтобы попрощаться со ставшими ему близкими людьми. Говорят, уехав в Германию, он еще какое-то время писал письма женщине, спасшей ему жизнь. Ведь бог знает, как бы сложилась его судьба, если бы в далеком северном селе он не встретил добрых людей, для которых он был не немецким солдатом, воевавшим с нашими, а просто человеком, нуждающимся в помощи.

Карьер по добыче точильного камня в Усть-Вое
Фото:
Авторы фото Олег Штралер, Светлана Бандура, Валерий Шарапов

3 июля, день шестой

Сегодня группа посетила точильную фабрику в поселке Усть-Воя. Фабрика существовала еще с царских времен и была закрыта в 1964 году. Когда-то это было впечатляющее по своим масштабам производство. Добыча камня велась в карьере рядом с фабрикой, были подъездные пути, по которым доставлялись вагонетки с камнем. От самой фабрики сегодня осталась одна стена, обломки техники, на которой обрабатывался камень, заготовки точильных дисков, бруски, точно такие, на которых в советские времена хозяйки точили кухонные ножи.

В годы политических репрессий на фабрике работали заключенные самых разных национальностей. Но более всего – казаки и немцы. Условия работы – тяжелейшие. Респираторов не было, и из-за постоянной загрязненности воздуха каменной пылью приходилось работать в марлевых повязках, которые к вечеру превращались в черные от грязи тряпки.

По словам нашего проводника, еще в 80-е годы сама фабрика, ее территория и дорога к ней были вполне сохранными. А сегодня мы буквально продирались через лесную чащу, увязая в заболоченных местах, рискуя оступиться, переходили речку Вою по скользким камням. Лес и земля постепенно и надежно укрывают все следы прошлого. Нет уже фабричного поселка, где жили рабочие, дорога к фабрике заросла лесом. И сама Усть-Воя сегодня – это несколько постоянно проживающих пенсионеров, которые никуда не хотят уезжать из этих мест.

После посещения фабрики побывали на заброшенном старом коми кладбище, где от могил остались уже одни впадины, бугорки и один вросший в землю крест. Неподалеку от кладбища на высоком берегу Печоры потомки репрессированных, проживающие в близлежащих поселениях района, установили памятный крест. Увиденное оставило печаль в сердце: сколько человеческих трагедий развернулось здесь, сколько слез и горя хранит эта земля. Давно уже ушли из жизни свидетели тех трагических для страны дней, зарастают землей места, хранящие память о них. И только этот крест стоит как знак памяти и скорби о безвинно загубленных человеческих судьбах…

Памятный крест спецпоселенцам на берегу Печоры
Фото:
Авторы фото Олег Штралер, Светлана Бандура, Валерий Шарапов

4 июля, день седьмой

Последний день экспедиции прошел в дороге. Водный путь от Усть-Вои до Подчерья занял более пяти часов. Вечером группа собралась для подведения итогов. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать – пожалуй, это высказывание как нельзя лучше отражает суть почти всех сделанных по итогам экспедиции заключений. Сейчас нет уже, наверное, человека, который из школьного курса истории, из книг и фильмов не знал бы о том периоде, который принято называть годами сталинских репрессий. Однако своими глазами увидеть места, где разворачивалась величайшая из национальных трагедий в истории, прочувствовать дух того времени, который передают оставшиеся немые свидетельства в виде камня надежды и плача, зарастающих травой землянок, разрушенных строений, полуистлевших предметов быта ссыльных и заключенных – это дорогого стоит. Потому что все это словно переносит нас в те далекие годы, оставляет в душе глубокое чувство причастности к своему многонациональному народу, пережившему столь трудные времена.

О том, что эта поездка стала для нее еще одной возможностью наиболее ярко и убедительно передать детям дух того времени, говорила молодой учитель истории Юлия Папанова, которая давно занимается изучением истории российских немцев, подвергшихся политическим репрессиям. По словам научного руководителя экспедиции Светланы Бандуры, собранный в ходе поисков материал после тщательной обработки, архивной сверки и систематизации пополнит имеющиеся музейные фонды. Новую информацию для своих научных изысканий о жизни и укладе печорских старообрядцев нашел этнограф Коми научного центра Валерий Шарапов. Ведь среди согнанных в эти края людей было очень много волжских и донских казаков, чьи предки не приняли церковной реформы 17 века. Конечно, свидетелей, могущих рассказать что-то на эту тему, уже практически не осталось, и основным источником информации стали местные заброшенные погосты.

Подводя итог недельной работе, руководитель экспедиции Олег Штралер отметил, что в отличие от прежних экспедиций эта была намного сложнее по нескольким причинам. Поселения в устье средней Печоры, где когда-то работали и жили репрессированные российские немцы, сегодня уже умирающие. Немногочисленные оставшиеся жители уже мало что могут рассказать о тех временах, так как это, в основном, уже внуки первых спецпоселенцев и заключенных. Почти все немцы выехали из этих мест в годы разрушения советской экономики, когда закрывались леспромхозы. Остались только семья Керш в Кырте и Нина Фотт в Усть-Соплеске. Многие уже не помнят даже фамилий немцев, которые населяли эти места.

Однако удалось узнать интересные факты о том вкладе, который внесли немцы в быт местных жителей. В частности, как выяснилось, с косой-литовкой местных жителей познакомили приезжие немцы. До того момента траву в этих местах косили горбушей, что было очень энергозатратно и малоэффективно. По воспоминаниям жителей Усть-Соплеска, украшать кровать подзорами и кружевными накидками на подушки, делать свиную домашнюю колбасу их тоже научили их немецкие друзья.

Несмотря на то, что воспоминаний о конкретных людях было собрано не так много, все же этот материал ценен как подтверждение взаимного культурного обогащения представителей разных национальностей.

Образцы найденной продукции точильного камня
Фото:
Авторы фото Олег Штралер, Светлана Бандура, Валерий Шарапов

Руководитель экспедиции Олег Штралер поделился впечатлениями о проекте и поблагодарил всех, кто смог помочь в его организации:

5 июля завершилась этнографическая экспедиция, организованная Немецким культурно-деловым центром Республики Коми по местам трудовых лагерей Вуктыльского района. Ее результатом стал богатый фактологический материал, полученный в ходе изучения участниками экспедиции из Республики Коми, Республики Удмуртия, Ханты-Мансийского национального округа населенных пунктов Боярский вис, Кырта, Усть-Соплеск, Усть-Воя, Усть-Щугор.

Мы привезли воспоминания проживающих в этих местах российских немцев, жителей поселков об истории проживавших и работавших здесь спецпоселенцев, политических заключенных, их взаимоотношениях с местным населением, фактами взаимопроникновения культур. Особое впечатление произвели места лагерей и предприятий, на которых работали спецпоселенцы. Это первые в Коми АССР угольные шахты в Кырте, фабрика по производству точильных камней в Усть-Вое. Потомки спецпоселенцев жили и работали в этих местах и в последующие годы, в том числе на заготовке и сплаве древесины на лесозаготовительных и сплавных предприятиях.

Впереди научная обработка полученных материалов, подготовка отчета, фильмов и статей по результатам экспедиции.

Экспедиция была бы невозможна без участия в ее подготовке десятков людей и организаций. Проект экспедиции был профинансирован Международным союзом немецкой культуры. Министерство национальной политики Республики Коми помогло с организацией транспорта для доставки экспедиции, Администрация Вуктыльского района, особенно зав. сектором туризма Наталья Шуричева сопровождала нас, обеспечила проводниками и поддержкой инспекторов в населенных пунктах.

Катера для доставки экспедиции предоставили ВГПУ Газпромдобыча Краснодар и Вуктыльское ЛПУ, ООО Газпромтрансгаз Ухта.

Информационную поддержку экспедиции оказали газета «Республика» и Коми республиканский телевизионный канал «Юрган»

Рубрики: Новости регионов

НОВОСТИ
АРХИВ